Роковые страсти Уленшпигеля
08.06.2017

Премьера шутовского рок-мюзикла "Страсти по Тилю"


12 июня и 10 июля театр "Территория мюзикла" представляет премьеру шутовского рок-мюзикла "Страсти по Тилю". В основе новой постановки — пьеса Григория Горина, созданная специально по просьбе режиссера Марка Захарова для театра Ленком в начале 1970-х. Тогда спектакль "Тиль" открыл новый период в жизни Ленкома и стал культовой постановкой. "Территория мюзикла" и режиссер Анастасия Гриненко решили не идти проторенным путем и не соревноваться с успехом Ленкома, а логично превратить пьесу Горина и весь музыкально-поэтический материал легендарного спектакля в рок-мюзикл. Об истории "Тиля", современном прочтении материала и сложностях работы над премьерой "Культпросвет" поговорил с режиссером и исполнителями главных ролей.



АНАСТАСИЯ ГРИНЕНКО — режиссер


О ГОРИНЕ, ЛЕНКОМЕ И "ТИЛЕ"


Пьеса Григория Горина "Тиль", которая является основой нашего спектакля, — прекрасная, но она была написана для конкретного театра и конкретных артистов, и это плотно вошло в ее канву, она сама срослась с Ленкомом. Из-за этого основной сложностью в работе было не пойти путем подражания. Надо было найти именно то, что ты хочешь сказать, что-то интересное в наше время, злободневное для зрителя, который, может, и не знает, что в Ленкоме ставилась такая пьеса.


Да, мы ставим пьесу Горина и используем музыку Гладкова к спектаклю Захарова — это первооснова, но наш спектакль не будет дословным воспроизведением постановки Ленкома. "Страсти по Тилю" — это наша версия, наше высказывание на тему пьесы Горина, прочитанной в 2017 году "Территорией мюзикла".


Мы сделали редакцию пьесы с учетом своих актеров, режиссерского видения спектакля. Что касается музыкального материала и стихов, мы будем использовать все, что было написано для спектакля Ленкома, в том числе и не включенное Марком Захаровым в окончательную версию. Так, три песни, созданные Геннадием Гладковым и Юрием Энтиным для "Тиля", в спектакль не вошли, но прозвучат в нашем шутовском рок-мюзикле.



О РОК-МЮЗИКЛЕ


Пьеса Горина ставилась не только в Ленкоме, и сегодня она идет как драматический спектакль во многих театрах. Мы же ставим "Тиля" как шутовской рок-мюзикл. Принципиальное отличие нашего спектакля от драматической постановки заключается в том, что если в драме какая-то коллизия решается в сцене с большим количеством текста, то у нас это происходит через пластику или вокал. Принцип монтажа сцен осуществляется по музыкальной драматургии, как в мюзикле. Вообще, многое в спектакле было задано музыкой, например, его темпоритм. Изначально у меня было ощущение, что музыки мало, но потом оказалось, что ее достаточно для того, чтобы все сложилось.


Для нашего спектакля Илья Поляков написал новые аранжировки, благодаря им музыкальные сцены стали более развернутыми, некоторые песни глобально изменились, появилось место для танцев, современное звучание, которое, на мой взгляд, в первую очередь должно быть близко молодой аудитории.



Наше обращение к жанру рок-мюзикла объясняется тем, что, как мне кажется, это жанр современный, он чувствует дыхание времени. Когда Гладков написал музыку к "Тилю", это был прорыв. Прозвучала современная музыка в исполнении ВИА, которые сами были попыткой сделать рок в советских условиях. Поэтому жанр рок-мюзикла продиктовала сама музыка. Кроме того, рок — это стилистка, близкая к описываемой в пьесе эпохе. Есть теория, по которой периоды истории и развития человека совпадают, и средневековье — это подростковый период. Рок тоже подростково-юношеский бунтарский жанр, в котором нет половинчатости. В нашем спектакле ее тоже не будет: любовь так любовь, ненависть так ненависть — настоящие страсти, которых будет много.


Когда мы брались за материал, у нас, конечно, были сомнения: не хотелось, чтобы получилась ретро-постановка. Мы достаточно долго и сложно искали решение и, как нам кажется, нашли его: это современное звучание и современные молодые люди с нашими чувствами, реакциями, стремлениями, которых окунули в атмосферу Фландрии 16 века.



ОБ АКТУАЛЬНОСТИ ЗВУЧАНИЯ


В 70-е , когда был поставлен спектакль Захарова, люди искали в нем и пьесе какие-то прямые аналогии с современными им политическими событиями. Но, мне кажется, Горин более глубокий драматург. Захаров его когда-то назвал Шекспиром нашего времени, и он таким и является, ведь вся злободневность его пьесы проявляется в характерах. Люди не меняются, и наше время, как и описанное в пьесе, — эпоха компромисса. Человек, который умеет подстраиваться, сегодня успешен. В пьесе как раз поднимается вопрос о том, до какой степени компромисс остается компромиссом, а когда он становится предательством и преступлением. Это такие же вечные проблемы, как и затронутые Гориным темы любви, созидающей и разрушающей, потребности внутренней свободы и готовности жертвовать ей ради комфортного существования. Меняются формации, а эти темы остаются. Наверное, они были актуальны и в 19 веке, когда Костер написал роман об Уленшпигеле, и когда Горин писал пьесу, и когда возникла сама легенда о Тиле, и сегодня.


Мы бы хотели заразить зрителей оптимизмом Тиля, его духом, желанием не сдаваться, жить, быть верным себе, которым заразились и сами за время работы над спектаклем. Мы живем в непростое время, и Тиль — это именно тот герой, который нам сегодня нужен.



ДМИТРИЙ ЯКУБОВИЧ — исполнитель ролей Тиля и Клааса, хореограф


О ЕДИНСТВЕ И РАЗЛИЧИИ ПЕРСОНАЖЕЙ


Тиль и Клаас, безусловно, похожи, ведь это отец и сын, но Клаас — это предтеча, а Тиль — непосредственно дух свободы. Если отец еще подчиняется каким-то условностям, то сын уже может себе позволить быть собой, он рожден свободным. У меня вообще сформировывается своеобразная триада: отец Клаас, сын Тиль и дух Фландрии, дух свободы. Но, несмотря на такое единство, Тиль и Клаас все же два разных персонажа, поэтому мы будем делать отличия во внешнем облике, в подаче героя, исполнении. Хотя здесь есть сложности технического характера, например, очень быстрые переодевания.




ЭДУАРД ВАЙНИЛОВИЧ — исполнитель роли рыбника Иоста


О ПРОТИВОРЕЧИВОСТИ ПЕРСОНАЖА


Это моя первая роль, в которой нужно понять героя, совсем мне не близкого, причем в процессе работы обойтись без гротеска и излишнего комизма, свойственного злодеям из детских спектаклей. Трудно найти правильный баланс: с одной стороны, создать образ отрицательного персонажа, а с другой, показать человека, который изначально не хотел никому причинить зла и только потом осознанно пошел по пути предательства. Герой, согласно сюжету, развивается крайне стремительно, и в этом большая сложность. Нельзя изначально сказать, кто в спектакле хороший, а кто плохой — линии выстраиваются от сцены к сцене. У рыбника был выбор, и он его сделал. Почему? Каждый, думаю, может провести параллели со своей жизнью и ответить на этот вопрос. Я, исходя из своих убеждений, не могу найти того, что могло бы оправдать героя.

В спектакле также заняты Юлия Шпилевская, Александр Осипец, Илона Казакевич, Денис Немцов, Ангелина Подоляк, Полина Добровольская и др. Над оформлением работали Андрей Меренков, Татьяна Лисовенко и Семен Давыденко.


Текст: Екатерина ЕРЕМИНА.

Фото: Анжелика Грекович.

"Культпросвет". 8 июня 2017 года.